региональная общественная организация инвалидов

ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ПРОГРАММ

«Коммерсантъ», 21 января 2003
РОССИЙСКИЙ ФОНД ПОМОЩИ
Налог на добро

Лев Амбиндер, руководитель Российского фонда помощи

Общение Российского фонда помощи с читателями "КоммерсантЪ"а позволяет говорить о существовании тысяч предпринимателей и бизнес-структур, готовых направить средства на лечение малоимущих сограждан, воспитание сирот, внедрение новых технологий в медицине и образовании (перечень можно продолжать сколько угодно). Эти люди лишь ждут сигнала от государства. Единственной рыночной мерой, как не раз отмечал "Ъ", являются налоговые льготы.

До 2002 года такая льгота составляла 3%, но в новом Налоговом кодексе она была ликвидирована. Последствия не заставили себя ждать. По данным Союза благотворительных организаций России (СБОР) число опекаемых им благотворительных организаций в минувшем году сократилось вдвое. Дело в том, что благотворительные фонды существовали именно за счет отмененной в 2002 году трехпроцентной льготы. Официальной статистики нет, но можно предположить, что примерно так же сократились и объемы пожертвований. А оборот на рынке благотворительности в 2001 году, по разным оценкам, составил от 300 миллионов до полумиллиарда долларов США.

И вот в самый канун Нового года в Минфине и Минтруда прошли первые заседания рабочих групп по развитию филантропии в стране. В состав обеих групп (создания которых, кстати, ждали весь минувший год) вошли помимо чиновников представители общественности и, как теперь принято говорить, "социально ответственного" бизнеса. Образованы секции, утвержден экспертный совет и объявлена тематика. Она сводится к совершенствованию законодательства в интересах развития филантропии и ради решения социальных проблем страны.

Отдельные эксперты уже заявили, что власть наконец-то прислушалась к жалобам филантропической общественности и что уже весной в Госдуму отправятся поправки к Налоговому кодексу, которые восстановят льготы для частных филантропов и юридических лиц.

Другие эксперты менее оптимистичны. По их мнению нет оснований думать, что отношение Минфина и Минтруда к проблеме благотворительности изменилось. Так что ждать скорого появления разумных правил в этой сфере, не говоря уж о льготах, не приходится.

Не будем спешить с прогнозами. Пока известно вот что. В группе Минфина уже успели рассмотреть первые предложения СБОРа. Речь идет об освобождении от налога на доход всех ("либо половины") перечисленных физическим лицом пожертвований в благотворительную организацию и об уменьшении налогооблагаемой базы при исчислении налога на прибыль коммерческих организаций на сумму пожертвований, "но не более 5-10%". Даже если бы удалось провести через Госдуму только эти дополнения к Налоговому кодексу, обе группы уже оправдали бы и свое существование и надежды филантропов.

СБОР полагает, что льготу следует давать "только по факту взаимодействия с благотворительными организациями". Это требование вполне объяснимо. Если поправки будут приняты в редакции СБОРа, то филантропы окажутся перед выбором: либо получить льготы и 20% пожертвований пустить на поддержку фонда-посредника (так в законе о благотворительности), либо отказаться от льготы, а все пожертвования распределять самим. Возможен и третий путь: создать свой фонд.

Однако Минфин вряд ли будет лоббировать эти льготы, не получив гарантий прозрачности и полной подконтрольности их применения. По словам первого заместителя министра Сергея Шаталова, "главный вопрос к рабочей группе – о критериях в благотворительной сфере". С учетом сегодняшнего отношения Минфина к филантропии поиски критериев могут затянуться до бесконечности.

Взять хотя бы пресловутый 13-процентный налог, который наши горемыки должны платить с пожертвований. В трактовке Налогового кодекса это облагаемый доход. Кодекс предусматривает избавление от налога, если помощь поступила через фонды, включенные в перечень правительства РФ. Такого перечня нет, и на этом основании Минфин и МНС настаивают на уплате налога. Только по письмам наших бедолаг в прошлом году сотни филантропов, передавая десятки тысяч долларов на лечение детей, платили казне за них эти 13%. А часть законопослушных родителей отказалась от помощи, ссылаясь на невозможность самим рассчитаться с МНС. Хотя речь шла о жизни их детей. Абсурд, чушь?

Вот какой комментарий дала адвокат московской аудиторско-консалтинговой компании ФБК Надежда Орлова: "Отсутствие перечня и неисполнение правительством РФ указаний законодателя не препятствуют реализации прав на льготы, установленные законом. Эта позиция подтверждена судебной практикой, в частности, постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.02.02 по делу № А58-2234/01-ФО-132/02-c1".

А если родителям удалось отбиться от налоговиков, могут те истребовать налог с фонда? Слово той же Надежде Орловой: "Фонд приобретает статус налогового агента только при наличии налогооблагаемого дохода, а в нашем случае его нет". Можно ли переложить налог на такой доход с больной головы на здоровую? С ребенка на родителя? "Нет, Налоговый кодекс обязывает всех платить налоги независимо от возраста".

Полный текст беседы с госпожой Орловой мы разместим на нашем сайте http://www.rusfond.ru/. Напоследок вот еще ее заявление: "Если Минфин и МНС стоят на своем, надо судиться. Мы готовы поддержать такой иск".