региональная общественная организация инвалидов

ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ПРОГРАММ

Газета «Первое сентября», 6 июня 1996
Возраст расцвета
Л.Сергеева
 Часто жизнь школы определяется её статусом. Но бывает и наоборот: статус подсказывают детские увлечения
За рамками учебного плана

"Школы не рождаются сразу" – такова была первая фраза услышанная мной от Октябрины Абрамовны. Учительский коллектив порой годами ищет тот стержень вокруг которого возникает главное ради чего приходят в школу дети. И сухие официальные строки на вывесках: "Школа с углублённым изучением предметов..." – не всегда дают почувствовать что скрывается за таким "углублением". Может быть, ничего. А может быть очень многое.

– Специализация не приходит в школу извне, – объясняет Октябрина Абрамовна. – В её жизнь невозможно внедрить идею только потому что она показалась кому-то интересной. Создание внутреннего духа – дело почти неуловимое и всегда глубоко коллективное. К тому же в нашей работе как, может быть, ни в какой другой, важна роль личности.

Возраст школы №422 вполне солидный – два года назад она отпраздновала своё тридцатилетие. Создавалась она как очередная школа-новостройка в рабочем районе – рядом электродный и локомотиворемонтный заводы, заводы "Фрезер", "Салют". Теперешний директор принимала её что называется с фундамента. Вместе с новыми учителями встретила первых учеников, и потянулись школьные будни с каждодневными взлётами, падениями, поражениями и победами. Короче говоря, нормальная учительская работа.

– Но однажды в нашу жизнь вошло нечто новое, – вспоминает Октябрина Абрамовна, – причём тихо как-то, незаметно. Я обратила внимание что ученики стали всё время задерживаться после уроков в кабинете химии.

Это маленькое открытие совпало с приходом на работу нового преподавателя – нынешнего заместителя директора по науке Маргариты Михайловны Александровой. Дети стали поступать в вузы химического профиля задолго до приобретения школой какого-либо специального статуса. Постепенно интерес к урокам химии перешёл в фундаментальное, серьёзное её изучение практически на всех уровнях. Сотрудничество с учёными менделеевского университета, практика в лабораториях, научно-исследовательские экспедиции, участие в многочисленных олимпиадах, конференциях, создание лицейских классов, в которые ребята ездят со всех концов огромного города и даже из области. А самое главное – новые, порой неожиданные даже для родителей повороты юношеских судеб. Можно посчитать по результатам внешним: столько-то выпускников окончили впоследствии МГУ, МХТИ, медицинские институты, столько-то стали кандидатами и докторами наук. А можно – по результатам внутренним, которые никогда не будут обнародованы: сколько талантливых или просто трудолюбивых и любознательных ребят нашли своё призвание и сумели полностью раскрыть себя.

В необходимости получения хорошего образования сегодня мало кто сомневается. Но какого именно? Последние пять-семь лет – время безусловного триумфа гуманитарных дисциплин: экономики, юриспруденции, иностранных языков. Что же побуждает детей сегодня предпочесть химию?

– Умные ребята понимают что пройдёт совсем не много лет и их специальность будет востребована в полной мере, – говорит Маргарита Михайловна. – Во всём мире, и у нас в том числе, перепроизводство экономистов. Экономические знания можно получить в качестве дополнения к основной специальности. Не случайно при поступлении в тот же менделеевский университет многие наши выпускники, выбирая между экономическим и химико-технологическим факультетами, предпочитают последний. За последние несколько лет в этом ВУЗе открылось несколько новых отделений: предполагается готовить специалистов парфюмерного дела, в прошлом году появились новые специальности – "Медицинские препараты", "Компьютерный дизайн", педагогический и экономический факультеты, при университете открыт международный колледж "Информационные технологии".

– Изначально я старалась заинтересовать своих ребят, – продолжает Маргарита Михайловна, – более серь зным подходом к предмету. Мне это удавалось, потому что параллельно с педагогической работой я всю жизнь занималась научными исследованиями. Мне повезло: когда я много лет назад пришла в эту школу то попала в класс где были дети, всерьёз интересующиеся химией. А учитель по этому предмету ушёл за полгода до моего появления. Я не пыталась их увлечь специально – просто у них накопилось очень много вопросов, и мы изо всех сил стали навёрстывать упущенное. Чего мы только тогда не придумывали, благо экономическая и социальная ситуация в стране была немного другая! Ездили по заводам, изучали их влияние на окружающую среду, начали заниматься в лабораториях менделеевского университета. Теперь понимаю как, сама того не ведая, я нарушала рамки тогдашней школьной программы...

До сих пор никогда не ставлю целью поймать ребят на удочку эффекта первых уроков, когда при смеси синей и зелёной жидкости в колбе вдруг вспыхивает нечто оранжевое. Для меня химия имеет мировоззренческое значение, и я стараюсь донести это до ребят. Материалы, вещества которые взаимодействуют с этими материалами, и всё это происходит ежеминутно вокруг нас и влияет на нашу жизнь – разве могут такие чудеса оставить равнодушными, особенно любознательных мальчишек?! Конечно, я делаю скидку на то что научные проблемы, которые волнуют меня, не могут в полной мере волновать девяти-десятиклассников, но став старше они начинают понимать как важны для их деятельности были азы, пройденные нами совместно.

Особых принципов отбора при приёме на работу новых учителей в школе, в общем-то, нет. Лишь один факт может показаться любопытным: 20 её выпускниц, окончив разные вузы, вернулись потом в родные стены. Три из них уже стали заместителями директора.

– Их возвращением я дорожу больше всего, – говорит Октябрина Абрамовна. – Однако работать с теми кого ты помнишь сидящими за партой непросто. Мы, учителя постарше, должны помнить что пора ученичества для них прошла, и теперь они наши коллеги. Но в глубине души они для нас на всю жизнь наши дети, и мы ревниво наблюдаем за их профессиональным ростом, искренне радуемся их успехам.

Воспитание памятью

Это действительно странное ощущение – помнить девочек и мальчиков вихрем носящимися по школьным коридорам, а сегодня видеть перед глазами их детей в том же возрасте. Время течёт быстро, и быстро меняются лица вокруг. Но как есть своя память у человека так есть она и у школы. И в новое здание (а два года назад школа №422 получила в своё владение новый корпус где теперь размещаются классы с пятого по одиннадцатый) она берёт с собой воспоминания или, что больше подходит для серьёзного учреждения, традиции.

Даже не напрягая фантазию можно представить себе прошлое тридцатилетней школы. Сборы пионерской дружины, макулатура и металлолом, комсомольские собрания, смотры строя и песни. Я встречала взрослых которые вспоминают об этих временах с ненавистью. Кто-то называет свои воспоминания "бесплатным цирком". А кто-то вспоминает прошлое с грустью и ностальгией.

– Наверное, были разные пионерские и комсомольские организации – всё зависит от людей, – размышляют бывшие ученицы а ныне заместители директора по воспитательной работе Валентина Андреевна Кац и Ирина Анатольевна Харыкина. – У нас же в школе был корчагинский отряд, и мы очень гордились когда нас в него приняли.

Корчагинцем был и вечный друг школы, как его называют учителя, руководитель региональной общественной организации инвалидов Центр гуманитарных программ Михаил Николаевич Лаврухин. Он оказывает благотворительную помощь не только школе в целом - общеизвестно что в наше сложное время нуждаются в помощи даже самые благополучные на первый взгляд школы – но и семьям которые постигла беда.

– У нас занималась девочка перенесшая в раннем детстве полиомиелит и получившая инвалидность, – вспоминают учителя. – Девять лет мы обучали её на дому. И только благодаря помощи Центра мама смогла создать ей нормальную жизнь. Был ещё один трагический случай когда ученица нашей школы попала под машину. Семье приходилось очень трудно – и опять помог Центр гуманитарных программ.

Ирина Анатольевна вспоминает как в шестом-седьмом классе они ездили в экспедиции, искали тех кто знал Островского или послужил прототипами героев его произведений. Сейчас трогательно смотреть на эти фотографии: маленькие, серьёзные, за плечами у каждого рюкзак, в руках блокнот. Однажды в своих путешествиях по Белоруссии нашли нескольких бойцов партизанского отряда имени Николая Островского (кстати, единственного носившего его имя во время войны). А через несколько лет в канун Дня Победы собрали у себя в школе членов этого интернационального отряда – чехов, словаков, русских, белорусов. Многие из этих людей не видели друг друга 23 года – с тех пор как окончилась война.

9 Мая для школы вообще праздник особый. В канун 25-летия Победы на одном из заводов микрорайона был открыт монумент в память о рабочих, погибших на фронтах Великой Отечественной войны.

– С тех пор все наши выпускники, прощаясь со школой, приходят к этому монументу, – говорит Октябрина Абрамовна. – Это не пустая дань моде или вежливости – многие из наших учеников носят фамилии, выгравированные на памятнике.

Правила... без исключения

За все годы существования школы из неё не было исключено ни одного человека. В ней сейчас семь первых классов – количество родительских заявлений о приёме в первый класс иногда достигает 170 – 180, по Закону "Об образовании" директор не имеет права отказать в приёме в первый класс никому. Раньше существовала формулировка "дети микрорайона", теперь – "дети близлежащих домов".

Один из бывших выпускников вспомнил историю о которой давно забыли все учителя – видимо, потому что не настолько она необычная, за тридцать-то лет школе приходилось видеть всякое. Так вот, в детстве этот молодой человек, не отличаясь примерным поведением, однажды залез с дружками на овощную базу. Времена тогда были суровые, взломщиков поймали милиционеры с собаками. Ребятам грозили суд и колония, но школа, по его воспоминаниям, решительно этому воспротивилась, и делу удалось дать задний ход. "С тех пор, – говорит он с непонятной гордостью, – я, может быть, жил не идеально, иногда даже выпивал. Но в тюрьме – в тюрьме я не сидел ни разу! А всё потому что учителя меня тогда не отдали!" Можно улыбнуться этим словам, но имеем ли мы право улыбаться не зная ни того как сложилась эта человеческая жизнь ни того как она могла бы сложиться будь школа с другими принципами.

– Кроме профессионализма, – размышляют учителя, – дети очень ценят чувство справедливости и умение понять их даже когда они виноваты. Господи, как они иногда врут! Родители многих из них – это мы знаем точно – не обиделись и не удивились бы если директор в один прекрасный день отдала бы им документы.

Но не отдаёт. Потому что видит в детях то ради чего стоит их учить. И учить на высоком уровне.

Лаборатория собственными силами

Сегодня в школе существует три типа классов: общеобразовательные, коррекционно-развивающие и лицейские. И если с первым всё более или менее понятно то о двух других нужно сказать отдельно.

– Благодаря коррекционным классам, – говорит Октябрина Абрамовна, – ученики, имеющие психологические и другие проблемы, имеют возможность адаптироваться к условиям школы и достичь к девятому классу базового уровня. Нас никто не обязывал организовывать их, но когда в классе сидит 30 человек а пять из них никак, хоть убейте, не могут успеть за объяснением учителя, и так из месяца в месяц – что остаётся делать? У таких детей наивысшие шансы остаться на второй год. В наших коррекционных классах, где занятия проводят те же самые учителя, индивидуальный подход к каждому.

Можно предположить что по контрасту в лицейских классах обучаются самые благополучные дети. Однако всё далеко не так просто. Их в школе считают едва ли не самыми сложными.

– Каждый лицейский ребенок – личность, мотивированная на учение, дети с достаточно широким кругом интересов, – объясняет Маргарита Михайловна. – У них масса вопросов для них самих и для учителя. Они могут делать нам больно, сами того не желая, поскольку очень самолюбивы. Иногда ребёнок, пройдя несколько специализированных школ, победив на ряде олимпиад, может неожиданно всё бросить. И наша задача – сохранить и снова развить его интерес к учебе. Некоторым поступившим в институт всё кажется настолько легким что они перестают заниматься и ко второму-третьему курсу безнадежно всё запускают. Хорошо что в большинстве случаев мы контактируем с преподавателями вузов где учатся наши дети, и снова стараемся помочь им.

В лицейские классы традиционно высокий конкурс – здесь школа имеет право выбирать. Большинство лицеистов – это наши дети, которых мы знаем с первого класса. Со стороны стараемся брать самых сильных, чтобы не ослабевал дух состязательности, чтобы ребята конкурировали – в хорошем смысле, конечно – друг с другом. Уже одно наличие в школе лицейского класса служит для остальных учеников стимулом.

Сейчас школа переживает не лучшие времена в материальном отношении, тем более что, согласно традициям, абсолютно все образовательные услуги в ней – и основные, и дополнительные – бесплатны. Но в последние годы, к сожалению, кое-чем приходится поступаться: ребята привыкли каждой весной выезжать в один из каракумских заповедников смотреть как расцветает пустыня. Хотя в самом заповеднике их принимают бесплатно, дорога к месту назначения по карману далеко не каждому. Хотели приобрести дом в Московской области, чтобы выезжать на летнюю практику – опять не по карману. Правда, в этом году с помощью Департамента образования школа получила возможность организовать летнюю экологическую практику для 20 учеников, и это пока всё. Мечтают создать в школе собственную химическую лабораторию, оборудованную по последнему слову техники (оборудовать берутся своими силами), – нет начального капитала. Но учителя не унывают – уверены что лучшие времена не за горами.

И в ожидании не сидят сложа руки. Уже разработан интереснейший проект – создание Московского центра экологического мониторинга. Проект достаточно сложен и требует отдельного разговора. Старшеклассники делают исследования снежного покрова, дождевых осадков, выпадающих в городе. Пяти-шестиклассники сделали карту стихийных, несанкционированных свалок в своём районе. С помощью специальных приборов предполагается провести анализ состава воздуха: около свалок – на содержание вредных элементов, около бензоколонок – на примеси нефтепродуктов, в окрестностях НИИ графита – на содержание угарного газа и так далее. По результатам исследований будет выпущен специальный бюллетень, с которым планируется ознакомить окружную администрацию.

Недавно школа №422 перешла в городское подчинение и входит в состав городской экспериментальной площадки. Надеемся, что этот статус поможет школе в решении некоторых проблем. Впрочем, здешние учителя умеют эффективно работать в любых условиях, независимо от статуса, обстоятельств и экономической погоды.

Энтузиазм и подвижничество – такие, казалось бы, немодные сегодня понятия – стали главными векторами развития 422-й московской школы, обыкновенной и необычной, доброй и требовательной, трудной и радостной.